22 Июня 2011

Библиотеки — на острие знания, культуры и коммуникации

Библиотеки — на острие знания, культуры и коммуникации

Развитие электронных технологий сегодня перестраивает работу почти всех общественных институций. Библиотеки, миссия которых состоит в том, чтобы собирать, хранить, обрабатывать и выдавать информацию, не стали исключением. Директор Государственной публичной исторической библиотеки России (ГПИБ) Михаил Дмитриевич Афанасьев рассказал "Э.Док" о том, как живут библиотеки в глобальный информационный век.

Михаил Афанасьев Использование Интернет-ресурсов гораздо сильнее повлияло на поведение читателей, нежели электронные технологии, внедренные в библиотеках. Библиотеки сегодня пытаются быть более динамичными, но скорость развития Интернета и наши возможности несопоставимы.

Э.Док: Сегодня в большинстве крупных библиотек существуют электронные информационные ресурсы. Какие задачи они решают? Расскажите об уже действующих электронных информационных ресурсах Государственной публичной исторической библиотеки России и о тех, которые планируется создать.

М.А.: Электронные системы нужны для автоматизации всех функций, которые существуют в библио­теках. Но основная задача, решаемая ими сегодня, заключается в учете литературы — комплектовании и каталогизации. В России больши­нство библиотек ограничиваются созданием электронных каталогов. Прочие возможности, которые, как правило, наличествуют в информационных системах, применяют только самые крупные биб­лиотеки. Речь идет, например, об обслуживании читателей, когда автоматизированы заказ литературы и ее выдача. В ГПИБ автоматизирован заказ литературы через каталог, запись читателей, их вход и выход из библиотеки. В насто­ящее время уже внедрена новая электронная система, думаю, до конца года мы освоим все ее функции, и выдача литературы тоже будет автоматизирована.

Э.Док: Каким образом сегодня строится работа библиотек по каталогизации и осуществлению библиотечного, библиографического и информационного обслуживания населения в электронном виде?

М.А.: Так сложилось, что перед библиотеками стояли две первостепенные задачи. Во-первых, обрабатывать текущую литературу в электронном виде. Что несложно при наличии более или менее отлаженной информационной системы. Вторая задача заключалась в том, чтобы перевести карточные каталоги в электронный вид, то есть осуществить их конверсию. Тут на помощь пришла возможность сканирования карточек не собственными силами библиотек, а за счет привлечения профессионалов, которые могут сделать это на качественной технологической основе и в большом объеме. Мы воспользовались именно такой моделью, и поэтому сегодня 90% каталога ГПИБ существует в электронной форме. То есть читатели могут пользоваться через электронный каталог как новой литературой, так и литературой прошлых лет.

Э.Док: Главный критерий оценки эффективности библиотеки — показатель книговыдачи. Применение информационно-коммуникационных технологий с одной стороны упростило взаимодействие читателя и библиотеки, дало новые возможности искать и получать информацию. С другой стороны, библиотекари сетуют, что эти же технологии привели к тому, что показатели книговыдачи уменьшаются, особенно при богатом электронном фонде. Как быть с противоречием? Может быть, в современных условиях пора менять критерий оценки?

М.А.: В отличие от систематического каталога, в электронном появляется больше информационного "шума", и электронный поиск менее точен. Но при использовании электронного каталога читатель получает куда более широкие возможности поиска литературы. Я помню, как в середине 90-х годов коллеги из национальной биб­лиотеки Германии говорили мне, что, как только они открыли электронный каталог, ­запросы на книги выросли чуть ли не в пять раз. Потому что читатель именно во столько раз больше начал видеть книг и стал этим пользоваться. Но проблема в том, что мы живем в эпоху, когда не только библиотеки открыли свои фонды.

Использование Интернет-ресурсов гораздо сильнее повлияло на поведение читателей, нежели электронные технологии, внедренные в библиотеках. Библиотеки сегодня пытаются быть более динамичными, но скорость развития Интернета и наши возможности несопоставимы.

В результате книговыдача действительно уменьшается и будет снижаться. Но в библиотеках работает не только реальная, но и виртуальная книговыдача, которая не падает. Более того, я думаю, что биб­лиотеки должны параллельно перейти к показателю считывания информации как таковой, а не выдачи документа. С изменением экономического механизма работы библиотек появляется уже не один, а около десяти критериев, через которые будут оцениваться наши действия.

Э.Док: Какую роль могут сыграть библиотеки в сохранении легитимной основы работы с электронными книгами и иными источниками?

М.А.: В настоящее время общество не определило, на чьей оно стороне — норм, охраняющих автор­ские права или свободного распространения информации. В такой ситуации библиотеки в известной мере оказались крайними. Даже поя­вился слух, что самые страшные пираты сегодня — именно библиотеки. Но я думаю, что этот период очень скоро закончится. На биб­лиотеку, как законопослушную организацию, вполне можно было бы опереться, дабы поддержать легитимность электронного мира. Например, в США не существует никакого другого способа регистрации авторских прав кроме отправки экземпляра в Библиотеку Конгресса. Это учреждение, присва­ивая номер книге, официально подтверждает авторские или издательские права. У нас обязательный экземпляр получает сначала книжная палата, а потом уже библиотека. Более того, библиотеки сегодня в известной мере дискриминируются в правах.

С появлением ксерокса библиотеки приобрели право копировать документы, с появлением сканера право электронного копирования было сильно ограничено. Таким образом, библио­теки сегодня не являются заметными игроками на поле электронных изданий и не влияют на воп­росы их легитимности.

Хотя есть и неко­торое исключение, оно касается информации, которая по каким-либо причинам не входит в привычное русло печатных или электронных документов. В Государственной публичной исторической библиотеке, например, хранится одна из лучших коллекций неофициальной прессы конца 80-х, начала 90-х годов. Для истории это важнейшие документы эпохи. Недавно в Белом зале ГПИБ была открыта выставка коллекции открыток "Губернаторская ­открытка". В экс­позиции представлены более 1000 экземпляров почтовых карточек и приглашений, которые используют органы власти различных уровней (федерального, регионального и муниципального) от Калининграда и Петербурга до Чукотки и Сахалина. Эти экспонаты интересны не только с познавательной и искусствоведческой точек зрения, но и как важный документ эпохи, и будущие культурологи и историки будут благодарны тому, кто собрал и сохранил их для следующих поколений. Кстати, библиотека сегодня является единственной институцией, которая занимается проблемой архивирования информации в Интернете. Потому что эта информация, как и другие материалы, тоже факт культуры. Нелегитимный контент должен где-то фиксироваться и оседать, поэтому очень может быть, что библиотеки станут таким архивом нелегального контента.

Э.Док: В последнее время стала актуальной общественная дискуссия на тему "Библиотеки в цифровую эпоху". Дискуссия вызвана в первую очередь тем, что возможности, предоставляемые альтернативными источниками информации, по быстроте и доступности не могут сравниться с теми, которые может дать библиотека. Ясно, что это обывательская точка зрения, но это точка зрения того самого современного большинства, которое живет в быстром темпе и очень многое склонно воспринимать поверхностно. Должна ли современная библиотека измениться, чтобы она не воспринималась современными людьми как отживший институт? Каким образом?

М.А.: Если библиотека будет себя позиционировать только как источник информации, то она проиграет. Библиотечная идеология с самого начала исходила из того, что человек за нужной ему информацией готов прийти в библиотеку. Но наш современник другой — он привык, что информация сама к нему приходит в какой бы точке пространства он ни находился и уже даже вне зависимости от наличия персонального компьютера. Если библиотека будет пытаться догнать читателя, чтобы вручить ему какие-то сведения, она самоуничтожится. Более того, библиотеки проиграют современным сервисам, поскольку обременены фондами, исторически сложившейся структурой и так далее.

Безусловно, библиотеки обладают большой долей данных, к которым нет доступа больше ни у кого. Но доля этих сведений будет со временем падать. Что же может дать библиотека сегодня? Во-первых, на смену функции доступа к информации приходит формирование на ее базе знаний. В Интернете отсутствует критерий качества получаемых сведений, поскольку транслируемые данные проходят через десятки посредников. Библиотека в этом смысле может взять на себя роль институции, которая сможет дать читателю достоверное знание на основе проверенной и отобранной информации. Почему, например, для научного мира биб­лиотека остается столь значима? Прежде всего, в силу того, что здесь работают с проверенной, экспертно оцененной информацией и, кроме того, сохраняют историческое наследие, то есть старые книжные фонды.

Во-вторых, значение библиотечных книг как памятников культуры будет возрастать пропорционально развитию электронных текс­тов. Информация, в том или ином, например, электронном, виде останется. Книгу же можно уже никогда не увидеть. Характерный пример : для библиофилов самые дорогие книги сейчас — детские книжки 20-30 годов ХХ века. Журнал "Мурзилка", изданный в 50-х, стал антикварным. Библиотеки невольно становятся музеями книги. И не важен факт наличия в фондах древних фолиантов, как у нас или в РГБ. Например, 20 лет назад из библиотек выбрасывались политические брошюры или книги вроде "Малой земли" Л.И. Брежнева.

Прошло два десятка лет, и мы рассматриваем подобные издания как интересный объект культуры. В тот момент, когда стало очевидно, что весь мир уходит в электронную сферу, почему-то во Франции и Великобритании начали возводить дворцы для национальных библиотек. Британская библиотека, которая несколько столетий "прожила" внутри Британского музея, "переселилась" в собственное роскошное здание. То есть библиотека становится важна как символ государства и национальных традиций.

И третья сфера, в которой будут существовать библиотеки, является коммуникационной. Библиотека становится площадкой для общения и творчества. Ее особенность в том, что она освещена символом книги. Общественной инс­титуцией, на базе которой можно встречаться с едино­мышленниками и делать это регулярно, будет именно библиотека.

Э.Док: Расскажите подробнее, каким вы видите процесс обращения в библиотеку за помощью в поиске профессионально отобранной, хорошо сформулированной информации?

М.А.: Идеальной модели, конечно, не существует. Тем не менее, библиотекарями наработаны мощные профессиональные традиции работы с поис­ком информации и ее аккумулированием. Речь идет, в частности, о библиографической эвристике — дисциплине, изучающей историю, тео­рию и методику информационного поиска. Второе направление связано подготовкой библио­текарями реферативных и аналитических мате­риалов. И в этом смысле выиграют библиотеки, имеющие специализацию. Библиотекарь должен обозначить тему, в которой он является специалистом — это может быть художественная литература, востоковедение, юриспруденция, медицина или история.

Например, в нашей библиотеке сот­рудников с историческим образованием всегда было больше, чем в любой другой. Когда историк приходит в библиотеку и осваивает методы библиотечного и библиографического поис­ка, он приобретает преимущества специалиста и библиотекаря-информатора. Задача заклю­чается в том, чтобы сами библиотеки перестраивались под эту модель. Библиотека — консервативное учреждение, поскольку ее основная функция сводится к хранению. И бюрократическое в силу того, что, по сути, является фабрикой — ведь чем больше библиотека, тем сильнее разделены в ней этапы труда. Перестроить структуру библиотеки безумно сложно. Между сегодняшним состоянием библиотеки и тем, чем она должна быть в идеале, существует немалая дистанция.


Рубрика: Культура

Популярные статьи